Последние комментарии

  • Павел Присягин
    Деньги откуда?Яркий свет, и голос сказал, что не будет ни рук, ни ног: О чуде на грани жизни и смерти рассказал "Человек планеты" Сергей Бурлаков
  • Юрий Супоня
    Мне почти всегда некогда с ними говорить. Но когда есть время, я развлекаюсь. Начинаю подробно расспрашивать, вникать...Забавное общение со Сбером
  • Юрий Супоня
    Мне почти всегда некогда с ними говорить. Но когда есть время, я развлекаюсь. Начинаю подробно расспрашивать, вникать...Забавное общение со Сбером

Как жена убивала мужа Марьянова - старательно и расчетливо

Сначала она, как опытный психолог с Украины (уже происхождение должно насторожить - не зря она вся в судах за каждую чашку), убедила его, что он - хронический алкоголик, что, видимо, правда, потому что Дмитрий допился до депрессии и эпилепсии (алкогольноц), что он - отец ее ребенка, что полный бред. Потом совала во все наркологии и клиники, какие только попадались (17 штук), хотя давно известно, что помогают только натуральная секта Анонимные Алкоголики и то каждому десятому.





Зная его диагноз, и что давно пора заняться запущенным тромбозом, помешала в закрытые заведения, где он мог умереть в любой день.

6 октября 2017 года в квартиру артиста, страдавшего от алкоголизма, приехал некий адвокат (уже готовился судебный процесс, искались нужные люди) и убедил его в необходимости отправиться в реабилитационный центр «Феникс» в Лобне. По словам вдовы Марьянова Ксении Бик, юрист приехал по рекомендации друзей и ее личной просьбе.

После приезда в центр у звезды случился приступ — он якобы рухнул без чувств. К нему пригласили врача по фамилии Иванов, который позже пояснял в суде, что оказывал медпомощь как частное лицо, а не как сотрудник «Феникса». Он признался, что на основной работе у него был доступ к препаратам галоперидол и феназепам — их обнаружили в крови актера после смерти. 7 октября Иванов поставил Марьянову капельницу и уехал.

На следующий день артист получил личный телефон. Он написал своему другу, директору Современного театра антрепризы Альберту Могинову, что его отвезли «подлататься». Он признался, что чувствует себя плохо, и добавил, что проведет в центре несколько дней. Вечером у Марьянова отобрали телефон, а спустя сутки он стал агрессивен и собирался покинуть «Феникс», куда приехала директор центра Оксана Богданова. Она заявила, что у артиста белая горячка, так как, согласно показаниям волонтера Лебедевой, он не мог вспомнить время года, а также назвать свое имя и возраст.

После звонка доктору Иванову актеру в течение ночи сделали три укола галоперидола и феназепама, привязав кмкровати на нижнем этаже заведения. «Иванов сказал, что по-хорошему его в больницу надо, потому что оказывать помощь в таком состоянии нужно исключительно в специализированных учреждениях», — рассказала Лебедева в суде.

Отмечается, что в последующие дни Марьянов писал странные сообщения своей жене. Одно из них было следующего содержания: «Спишь, мышь, я вот думаю к Максиму перебраться. Это же не армия, мне не держат, тут душно. Пиши. Доброе утро». Одни сотрудники отказывались признавать, что актеру продолжали делать уколы, другие же рассказали, что ему кололи препараты в меньших дозах.

15 октября Марьянов начал жаловаться на боли в спине. Ему дали поговорить с супругой, которая пообещала, что заберет его в больницу. Позднее директор центра Богданова заверила жену актера, что у него, скорее всего, фантомные боли из-за абстинентного синдрома. Бик передумала звонить лечащему врачу мужа и приехала в «Феникс», чтобы подписать договор о его реабилитации.

Вечером в тот же день волонтер Лебедева обнаружила артиста на нижнем ярусе двухъярусной кровати на первом этаже. Он жаловался на нестерпимые боли в ноге, из-за чего сотрудники центра вновь позвонили Иванову, который рекомендовал отправить пациента центра в медицинское учреждение. Скорая задерживалась, поэтому Марьянова, который на тот момент не мог ходить, отвезли в больницу на машине одного из сотрудников «Феникса». «По дороге, когда где-то остановились на светофоре, я повернулась к Марьянову и спросила, как он. Марьянов ответил: "Все! Я умираю!"» — вспомнила волонтер.

Следователи завершили расследование уголовного дела в отношении директора реабилитационного центра Богдановой и предъявили ей обвинения по по пункту «в» части 2 статьи 238 («Оказание услуг, не отвечающих требованиям безопасности, повлекших по неосторожности смерть человека») и статье 125 УК России («Оставление в опасности»). Причиной смерти 47-летнего Марьянова назвали сквозной разрыв задней стенки левой общей подвздошной вены с образованием массивной кровопотери. Но таких убитых неартистов по всей стране десятки еженедельно. И никто о них не говорит и не пишет. А судить нужно не ее одну.

Источник ➝

Популярное в

))}
Loading...
наверх